Олеся Раджа

Bagdasarov-miniОтважный дрессировщик

В январе этого года в центре Ярославля, возле цирка, моя мама журналист Татьяна Лимпиас встретила молодого, изысканно одетого мужчину, который прогуливался с симпатичным, ручным тигрёнком на поводке. Оказалось, это – прославленный дрессировщик диких зверей Артур Багдасаров, приехавший на гастроли в наш город. Известно, что в его жизни был трагичный случай: тигр Цезарь чуть не разорвал дрессировщика, после чего врачи сделали Артуру несколько операций. Но свою профессию отважный представитель цирковой династии Багдасаровых не оставил и с успехом продолжает выступать на манеже.

Рыска Пуша, рыска Вася

Эту историю мне рассказала мама. В детстве она жила с родителями в Вологде. Как-то они подобрали на улице бездомного котёнка, но его пол сразу не распознали, подумали, что кошка. Поэтому и дали ему «женское» имя Муська, на которое котёнок стал откликаться.

А вот их сосед по коммунальной квартире, в которую выселили семью из хорошего жилья власти Вологды, потому что моего деда Кирилла Гурьевича Логунова репрессировали и лишили всех наград, определил, что Муська – кот. У этого соседа тоже был крупный с пышной шерстью кот по прозвищу Пуша – любитель поохотиться за мясом в чужих кастрюлях на общей кухне. Сосед любил кликать сразу двух котов, приговаривая на свой лад: «Рыска Пуша, рыска Вася».

Маловата «кольчужка»

Это крылатое выражение киногероя из старого фильма «Александр Невский» многие помнят с юных лет. Его, правда, с небольшой оговоркой, можно отнести к случаю, который произошёл в прошлом веке с моим дедушкой по линии матери К.Г. Логуновым.

Он был героическим человеком: обладатель комсомольского билета № 5000, начал работать в 14 лет, приписав себе два года, сражался в отрядах ЧОНа, внедрял тепловозную тягу на железной дороге и т.д.

Однажды его пригласили в московский Кремль к Всесоюзному старосте М.И. Калинину, который вручил в подарок деду хромовые сапожки. Когда дедушка их надел, то понял, что они ему маловаты. Однако снимать сапоги было нельзя – властный человек мог обидеться. И потому дед терпел адскую боль от узких сапог, но пробыл в них в Кремле не один час. В результате пришлось ему добираться до гостиницы «Москва», где он остановился, в тапочках.

Смелый железнодорожник

Ещё один эпизод из жизни моего деятельного деда-железнодорожника, который страшно боялся репрессий, отчего не поехал работать в Москву, где, возможно, и избежал бы печальной участи, потому что не был бы таким видным человеком как в Вологде, куда приехал работать по линии ЦК партии из Омска. Кстати, у его двух родственников судьба сложилась очень удачно: в Москве А.А. Логунов был ректором МГУ имени Ломоносова, а в Кисловодске одна из женщин семьи - Героем Социалистического труда.

Перед Великой Отечественной войной К.Г. Логунов по решению «тройки» был репрессирован на 10 лет и сослан в красноярский ГулАГ. Благодаря тому, что он, как Кулибин, великолепно разбирался в паровых двигателях, в лагере ему поручили «шефство» над паровым котлом. Вот это и спасло деда – он всегда был в тепле. Многих заключённых он отогрел у своей "печурки". Как-то рассказал, что однажды к нему на огонёк пришёл директор московского фарфорового завода, которого привезли на Север в кожаном пальто и тонких сапогах.

После войны дед занялся созданием музеев. Так вот «музей деда Кирилла» при вологодском депо, как его называли, прославился далеко за пределами Вологды, а экспонаты туда дарили со всего мира. Помню, там был великолепный макет с действующей железной дорогой, по которой двигались локомотив с вагонами.

Чудесный врач

Моя бабушка по материнской линии Антонина Александровна Логунова начала свою трудовую деятельность в 16 лет акушеркой в сибирской глубинке, а окончила подполковником медицинской службы, начальником железнодорожной поликлиники и больницы в Вологде.

Кстати, в Сибири она научилась великолепно печь пироги, особенно, тамошние «фирменные», с рыбой и рисом.

Но особо яркая страница биографии бабушки приходится на период Великой Отечественной войны. В больницу, которую она возглавляла, поступали партии раненых бойцов с Тихвинского фронта и блокадных ленинградцев. Бабушка рассказывала, что вологодские врачи заботливо пестовали блокадников, которых поначалу досыта кормить было нельзя, потому что что они могли умереть. Ухаживая за своими пациентами, бабушка заразилась тифом и тяжело переболела.

Не удивительно, что этого чудесного врача и человека знало в лицо почти всё население Вологды. При встрече с ней люди обязательно здоровались, называя её по имени-отчеству.

Фото: «Ярославский регион»

Перепечатка материалов без письменного согласия редакции запрещена.
При цитировании материалов в сети Интернет гиперссылка на prime-sphere.ru обязательна.